Дайк Пресс
394-40-45
В корзине:
Товаров нет.
Издательство  Каталог услуг  Партнёры  Проекты  Как сделать заказ?  Форум 

Каталог

Скачать
Прайс лист
29.03.2010

"Вылитые" или Восстание масок

„Вылитые”, или Восстание масок
не путевые заметки о прочитанном романе
Вместо эпиграфа — саврасовский пейзаж. Будущее русского романа туманно… Угадываются впереди некие громоздкие, лишенные архитектуры постройки, разбитая проселочная дорога, кресты колоколен, тощий лесок и речка. Тупик. Путешествие затягивается. Путник засыпает, и сон его дольше смерти… А ведь нужно было только свернуть с грунтовки — шоссе совсем рядом.

***
Роман «Вылитые» моделирует ближайшее будущее — это сложнейшая разновидность литературного прогнозирования. Удавшиеся — в смысле не сбываемости, а органичности — попытки подобного прогнозирования можно перечесть по пальцам. «Вылитый» — так говорят о человеке, очень похожем на кого-либо. И еще так говорят, когда нужно показать чью-либо типичность: «Вылитый художник»… Взяв слово «Вылитые» в заглавие романа, Леон Костевич задает читателю непростую задачу: это название не так прозрачно, как кажется на первый взгляд.

***
Человек стыдится собственного лица. Двойник — вот кто исцелит страх человека перед жизнью. Найти двойника значит найти самого себя, затерянного в бесконечности обитаемого мира. В этом безукоризненность замысла автора — и главного героя романа Евгения Табашникова. Тема двойничества — одна из наиболее детально разработанных в европейской литературе — в «Вылитых» дана через сложную систему зеркал, где отраженный предмет ехидно кривляется, дразня собственное прямое отражение. Итак, ближний, которого следует полюбить, как самого себя, найден: это двойник — вылитый ты! — но лишенный всего того банального, что дарит обыденное неприкрытое родство.
Двойник — это изнанка. Двойник — человек, которому можно доверить постыдную тайну, не опасаясь огласки. Двойник — это тот, на можно свалить собственные грехи, и тот, кого можно казнить за эти грехи лютой казнью.

***
Перед нами гениальная афера, которой позавидовал бы герой О`Генри Энди Таккер, к месту процитированный другим замечательным жуликом — Остапом Бендером. Но, увлеченный интегральным счислением замысла, главный герой «Вылитых» забывает, что математика вечно проигрывает, сталкиваясь с живой, меняющейся материей жизни.

***
Шахматная партия «Евгений Табашников — остальной мир» закончилась победой черных. Искрометный гамбит в дебюте обернулся неясной позицией в середине игры и безнадежным легкофигурным эндшпилем с ослабленными центральными пешками. Филигранно разработанная безболезненная многоходовка — и вдруг заляпанный кровью микроавтобус, свежие трупы, от которых нужно поскорее избавиться; словом, весь тот антураж «низкого жанра», который так претил главному герою (ныне, к сожалению, покойному).

***
Евгений Табашников — «идейный преступник», и это роднит его с героями русской классики. Он восстанавливает справедливость в мире по собственному усмотрению, почти достигая успеха. Табашников — преступник-философ, отказавшийся быть «тварью дрожащей», но ставший самоубийцей из необходимости. Он оказался слепым, как всякий человек, пустивший в мир новую и свежую идею.

***
Ультрапрактичный тупица Мамкин. Загадочная немка Берта. Саудовец Абдураззак со всей его осторожной восточной закругленностью. Итальянский мачо Теналья, живущий по блатным понятиям каморры. Авантюрист-подводник Рэйнуотер. Китаец Ланьфан, вырвавшийся на российские просторы из своего густонаселенного ада… Это двойники наших людей, однако сходство внешнее не гарантирует одинаковой «внутренней архитектуры». Недаром главный герой посещает праздничную Венецию: сборище идентов, слетевшихся в Москву, как бабочки на огонь фонаря, напоминает то карнавал, то шествие марионеток. Но вот кукла обрывает нити — и сосредоточенно рассматривает свои пока еще слабые, неловкие деревянные руки, чтобы собраться с мыслями и сделать первый осмысленный — убийственный — жест. Когда маска восстает, актеру не остается ничего иного как трагически погибнуть.

***
Беда главного героя в том, что у него нет идента. А ведь Табашникову оставалось сделать еще один шаг — заменить двойником самого себя, доводя замысел до поистине абсурдных высот.

***
Банк не ограблен — он сам отдается идентам. Зачарованные деньги плывут в руки злоумышленникам. То, чего не может быть, потому что не может быть никогда, случается именно там, где этого ни за что не могло случиться. Иденты делают пространство и время проницаемыми.

***
Механизм бестселлера работает в «Вылитых» плавно, без рывков. Головокружительная концовка опускает занавес над странным миром завтрашнего (сегодняшнего?) дня, в котором у каждого человека есть идент, но нет самого себя.

***
Это «конвертируемая» литература: роман должен неминуемо заинтересовать литагентов, работающих на экспорт. Не берусь судить об англоязычной аудитории, но наши «двоюродные братья» — поляки, чехи, македонцы и другие — думаю, оценили бы «Вылитых» по достоинству.

***
— Так коммерческий роман «Вылитые» или некоммерческий?
Этот вопрос был мне задан одним сведущим человеком, когда экземпляры книги прибыли в Донецк и я не замедлил ими похвалиться.
Тут я задумался.
«Коммерческий» — это «массовый»?
Безусловно, роман этот — для широкой аудитории: многие увлекутся фабулой, выстраивая в уме собственную схему красивого и бескровного обогащения. Многим придутся по вкусу сочные описания масс-медийной «кухни», а также стопроцентно достоверные экскурсы в прошлое. Многие искренне полюбуются «табашниковским интернационалом», членам которого честный Паша-Пашалот наспоследок раздает оплеухи убийственных характеристик…
«Коммерческий» — это «успешный»?
Встречный вопрос — что такое успех? Он ведь измеряется не только объемами продаж, но и не в последнюю очередь читательским вниманием, которое «Вылитым» обеспечено…
Только вот о противопоставлении «коммерческого» и «некоммерческого» пора забыть: эти определения перестали быть синонимами «ширпотреба» и «элитарки». Русский роман переходит в новое измерение. Тупик, в котором замешкалась литература, оказался проходным двором: за кирпичной аркой брезжит яркий солнечный свет...
И, увлеченный подобными размышлениями, я выпалил в лицо ошарашенному приятелю:
— Просто там был поворот с грунтовки — шоссе ведь совсем рядом!
«Вылитые» уже на шоссе.

Олег Завязкин
Член Национального Союза писателей Украины, лауреат «Русской премии»
Донецк, март 2010


Автор рецензии:  Олег Завязкин
Товар:  Вылитые
Возврат к списку

Новости

04.05.2010
Новости от Ержана Есимханова
Продолжение "Войны" Ержана Есимханова


23.04.2010
Кто как выбирает книгу?
Для нас очень важно знать, как наши читатели выбирают книги. Именно об этом мы предлагаем сегодня поговорить!


17.04.2010
Наши книги - лидеры продаж!
Мы рады сообщить вам, что романы "Война" и "Вылитые" Ержана Есимханова и Леона Костевича стали лидерами продаж в одном из казахстанских книжных магазинов.
Поздравляем и ждем новых успехов!!!


Архив новостей

Свежие рецензии

Художественная литература | 29.03.2010
"Вылитые" или Восстание масок

Художественная литература | 12.03.2010
Война - особое мнение

Художественная литература | 12.03.2010
Особое мнение


Все рецензии

© 1993—2017 «Дайк Пресс» Адрес:
Казахстан, 050009, г. Алматы,
пр. Абая, дом 143, офис 200Б
Телефон/факс:
+7 (727) 394-40-45
Разработка сайта веб студия «Айдан»
Работает на «1С-Битрикс»